?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Библиотекари читают!
детское чтение, детские книги, детская библиотека, маленькие читатели
ngodb
Прочитали книгу, тексты, публикации? Вам понравилось? Расскажите нам!

Уважаемые коллеги!
В этом разделе можно разместить свои отзывы о прочитанных книгах, статьях, сайтах.

С .Лаврова "Год свирепого цыплёнка"

Влетает пёстрый карнавал персонажей и шуток. Новорожденный сыплет книжно-газетно-телевизионными названиями и языковыми штампами, которые удивительно точно характеризуют ситуации в сказке. Здесь они играют роль чуть ли не поговорок. Улыбаешься каждый раз. Смехом искрятся частые многозначные слова, используемые то в прямом, то в переносном смысле. Благодаря этому приёму фразы и персонажи оживают. Пороху добавляют литературные аллюзии – намёки на известные произведения и образы:
- Почему у тебя такие большие зубы?
- Чтобы съесть тебя, дитя моё.
Это добрая шутка. Но есть и далеко не безобидные фразы в этом смеховом лимонаде. Например, когда речь идёт о разрушенной больнице или перестроечных «искривлениях» пространства. Свирепый цыплёнок будто собирает под своё крыло разные «неправильности» мира, острые края предметов и проблемы персонажей (от самых примитивных безмолвных бумажных снежинок до преодоления себя главного героя Ванечки). Иногда кажется, что это сам автор превращается в пернатого обличителя, чтобы сквозь смех заявить о том, что наболело (да не поймут меня превратно!).
А вообще сказочность так спутывается с искажённой реальностью, что часто бывает непонятно, где ты находишься. Эта двойственность мира спасает персонажей и разряжает обстановку. Все сюжетные конфликты категорически не желают достигать своего отрицательного пика…
В сказке есть удачно воплощённые герои и сцены, которыми можно насладиться. Путешествующий в поисках вампира авантюрный герой Ванечка нужен, конечно, в качестве двигателя и выразителя воспитательного смысла сюжета. Он, если подумать, может даже воплощать удивлённый и естественный взгляд ребёнка на мир, где привидения, чекисты, погибшие врачи, уморённые пациенты, динозавры и прочие выстраиваются в один ряд, плещутся в одном большом котле под названием «до моего рождения».
Однако больше проникаешься персонажами-взрослыми. Читаешь и невольно думаешь: « А кем в этой книге могла бы быть я? А как я выгляжу со стороны?» Автор старается с различной степенью глубины показать мир глазами каждого персонажа (даже трилобита). Появляется этакий сказочно-реалистический психологизм.
Особенно, конечно, удались образы бабушек Ванечки! Плюс в том, что они раскрываются через диалоги, а не только через прямое авторское слово. Из сцен запомнилось уютное превращение библиотекаря-кошки и, конечно, жутко воспитательный укус «вампира».
А теперь немного дёгтя. Можно? Всё-таки слишком всё пёстро, всё в один котёл сказочной каши – и вампиры, и оборотни, и обезвреженные бабушкой хулиганы, и отрывочные сведения об истории любимого автором Урала, и лебеди-журавли… Может быть, от чего-то нужно было отказаться ради стройности, гармоничности повествования? Кажется, что заявленный свирепый цыплёнок именно как полноправный герой всё же не до конца выполнил своё «высшее литературное предназначение». «Что ищет он в стране далёкой?», «Что кинул он в краю родном?» Почему бросил своих создателей? Не хватает, по-моему, ПСИХО и ЛОГИЧЕСКОЙ завершённости и глубины заявленного метафорического образа. Конечно, цыплёнок тонкий и бумажный, но… На всё воля Автора.
Может быть, стоит возникнуть «Возвращению свирепого цыплёнка»? Культурных ассоциаций предостаточно. Как читателю настоящей литературы всё-таки хочется (здесь можно улыбнуться!) обретения цыплёнком (про Ванечку тема, наверное, закрыта) чего-то важного…
Спасибо автору за приятные минуты смеха!

Ольга Владимировна Вешнякова,
зав. отделом НГОДБ

Книгуру - 2016 Е. Владимирова «Я тебя никогда не прощу»

Я тебя никогда не прощу???
Елена Владимирова написала повесть «Я тебя никогда не прощу», где главные герои – дети нашего времени. Тимофей Ребров «эльф» с золотыми глазами, любит и признаёт исключительно Моцарта, прогуливает уроки, беззвучно плачет во сне, чувствует себя «мёртвой ячейкой в тетрисе мироздания». Леся (Лесса) Сланцева с вечным насморком, пишет проникновенные стихи, любит ловить вдохновение, считает себя неуклюжей «глыбой», но романтична и влюблена в Тимофея. Полина Наильевна преподаватель истории искусств в школе – предмета, «к которому никто, кроме неё, всерьёз не относится», тонко чувствует своих учеников, искренне их любит, но (увы) не может помочь им реально, ни понять или облегчить их душевные переживания. Именно от лица этих трёх героев идёт повествование, части повести так и разделяются: Тимофей, Леся, Полина.
Сюжет строится вокруг пропажи банковской карточки из кабинета завуча «Леди Сталь». Именно «тройная» точка зрения придаёт динамичность сюжету и показывает внутренний мир героев, их душевные переживания, сокровенные мысли. Автору весьма успешно удалось создать «стиль» для каждого героя. Вместе с Тимофеем мы попадаем в его неблагополучную семью: отец на условно досрочном за махинации, мать фактически бросила детей, вечно голодные близнецы и резкая, но целеустремлённая «систер» Нюта. Его подруга Леся также обладает чуткой и прекрасной душой. Да, в их жизни мало понимания и стабильности, но они умеют чувствовать, страдать, любить. Поэтому выглядят просто «инопланетянами» на фоне большинства подростков, символом которых выступает грубиян и задира Сеня Панфёров. Хотя и он способен на чувства и даже благородные поступки. Вот Полина – важный персонаж именно для сюжета и помогает «дополнить» главных героев, а в целом немного схематичный образ бессильного взрослого.
Искусство в жизни человека – один из лейтмотивов повести. Класс Полины (в том числе Тимофей и Леся) слушает прекрасную органную музыку, но она их не трогает, не цепляет и не волнует. Но Леся выплёскивает свои чувства в стихах, а Тима рисует оригинальные комиксы про светлячка Самсона. То есть в их жизни есть место искусству, но по мысли автора «оно только восполняет пробелы. Компенсирует то, чего не хватает в жизни человеку. Или человечеству». Утверждение спорное, но читатель-подросток безусловно сможет найти свой ответ. И не важно слушает он (как Леся) LinkinPark, панк-группу «Ланч-бокс» или признаёт исключительно (как Тима) Вольфганга Амадея Моцарта.
Но главной загадкой повести для меня стало название: Я тебя никогда не прощу. Почему именно такое резкое, безапелляционное утверждения, без права на прощение и понимание? Тимофей и Нюта никогда не простят отца за его мягкотелость? Полина не простит Фёдора? Кто и кого не простит? Леся, Сеня, Инночка? Возможно, юные читатели найдут ответ этот вопрос.
Несмотря на лёгкость повествования, немного детективный сюжет после прочтения остаётся чувство незавершённости. На мой взгляд, автору удалось показать мир подростка, его интересы, огромную работу мыслей и чувств. Именно в столкновении с недобрыми и нечуткими (порой жестокими) взрослыми (Федор, дядя Гена, леди Сталь, Упругий Сергей и др) может проявиться или даже закалиться характер подростка. И вот читаешь повесть, наслаждаешься стилем и героями, а тут раз и повести конец: Полина уезжает, Леся надеется на «чудеса», которые творит любовь, а Тимофей намерен стать лучше. Хочется, чтобы автор не закончил свою повесть, а наоборот,сделал из неё более обширное прозаическое произведение. Ведь герои этого определённо заслуживают.

Наталья Викторовна Морозкина,
зав. отделом обслуживания детей до 11 лет


Edited at 2016-10-19 08:10 am (UTC)

«АЗ и БУКИ и Солдат «Забытой» войны»

На днях на очередных генеалогических посиделках нам была представлена и подарена новая историко-краеведческая книга для детей. Она только-только вышла из печати. Посвящена событиям войны, которую долгие годы называли «забытой». Речь в ней идёт о Первой мировой.
Эта книга из серии «АЗ и БУКИ», которая пользуется популярностью у детей и родителей (ранее вышло в ней уже четыре книги). И вот еще одна - «АЗ и БУКИ и Солдат «Забытой» войны» (авторы-составители А. Халецкая, О. Серова). Подзаголовок гласит: «Маленьким нижегородцам о Первой мировой войне». Действительно, книг для младшего школьного возраста по такой теме почти нет. Для подростков есть несколько изданий. А вот для младших школьников – фактически полный пробел (исключение составляет книга о Петре Нестерове).
О ее нужности нет даже необходимости говорить. Ее дополнительным плюсом является то, что за основу взят не только исторический, но и во многом краеведческий материал. Здесь можно узнать об оружии, об Игоре Сикорском, о самолете «Илья Муромец», о георгиевских кавалерах. Среди земляков – имена Петра Нестерова, Петра Черкасова, Виктора Покровского. Рассказывается об участии нижегородцев в войне, о работе лечебных учреждений Нижнего Новгорода, о вкладе тыла в помощь фронту.
Книга нужная, написана для детей доступным языком, хороший шрифт, много иллюстраций, рисунков (за что отдельное спасибо художникам), присутствует для пояснения «Блокнот историка» после каждой статьи (за основу взят алфавитный принцип и в тоже время идет плавное повествование). На сложные слова даются ударения. Книга историко-краеведческая, поэтому, чтобы избежать неточностей, консультантом выступил доктор исторических наук, профессор Ф.А. Селезнев.
«АЗ и БУКИ и Солдат «Забытой» войны» вышла в рамках проекта Общественной Палаты Нижегородской области «Увековечивание памяти нижегородцев-героев войн XX века» при поддержке администрации Нижнего Новгорода.
Если хотите помочь ребенку узнать о событиях того времени – эта книга для вас.

Любовь Вениаминовна Сускина,
зав. отделом литературы по краеведению и российской истории

Юлия Кузнецова «Выдуманный жучок»

Тема инвалидов или людей с ограниченными возможностями в нашей стране очень сложная и, наверное, не совсем удобная. Встречая таких людей на улице, кто-то отводит глаза, некоторые смотрят сквозь, а иные напротив беззастенчиво разглядывают. Но общая тенденция такова: в обществе «особенного» человека нам, как правило, неловко, мы не знаем как себя вести: делать вид, что человек этот обычный, проявлять участие или просто не замечать. И не потому, что мы такие бессердечные, черствые (в большинстве люди как раз не такие), а просто потому, что мы действительно не знаем, что делать, если рядом инвалид. Если же человек с ограниченными возможностями ребенок или подросток все становится совсем сложным.
Юлия Кузнецова, автор повести «Выдуманный жучок»- лауреат национальной детской литературной премии «Заветная мечта- 2009», что называется полностью «в материале» и знает проблему изнутри. Случилось так, что ребенком Юлия очень долго лежала в детской больнице и вокруг нее происходили разные истории и будничные, и невероятные, отчасти волшебные. О них ее книга.
Живет тринадцатилетняя девочка Таша, учится в обычной школе, ходит в кино и даже занимается спортом и никто не догадывается, что ее жизнь зависит от маленького проводка. Проводка, который надо менять каждые три-четыре года…
Говорят, человек ко всему привыкает, дети, вероятно, тоже. Кто-то раньше, кто-то позже. Таше пришлось поторопиться привыкнуть, дело в том, что мама девочки гораздо в большой степени ребенок, нежели ее дочь. Таше приходится поддерживать ее, больничные условия действительно очень тяжелые и переживания выматывают «до донышка»: вдруг не приживется шунт или присоединится инфекция. Поневоле рано повзрослеешь.
А вот тут в жизни Таши появляется маленький помощник, конечно же, плод фантазии, выдуманный жучок, крохотный друг. Он замечательный, деликатный, не задающий ненужных вопросов, способный рассмешить, когда совсем не до веселья, понимающий все, но…Жучок никогда не промолчит, если Таша очевидно не права, а может и замолчать в знак протеста, иногда он становится даже занудой, а в другой раз придумывает «безбашенные» штуки, вроде того, чтобы закрыть в шкафу врача. Такое вот непредсказуемое существо.
Нужно сказать, что в больнице живет не только Ташин Жучок, их тут целая колония и они очень разные, почти у каждого ребенка есть свой, и насекомые дружат между собой. А вот мамы в большинстве своем жучков не видят, правда, не все, некоторые удостаиваются такой чести, но тут нужно сильно постараться. Да, дети, даже тяжелобольные, проводящие почти всю свою жизнь в больнице, остаются детьми, но их фантазии не только реализация внутреннего мира, а еще и палочка-выручалочка, соломинка, возможность побега в другой мир. А, значит, жучок самый что ни на есть настоящий и очень-очень живой.

Анна Леонидовна Комлева,
ведущий библиотекарь отдела художественной литературы

Книгуру - 2016 Г. Нугманова «Школота»

« Ван Гог crew»
Отзыв № 1 по произведению Гузель Нугмановой «Школота».

Бро! Аффтар жжет!!! А я буду троллить!
Корчак, Крылов, Гумилев, Гребенщиков… Но крутизну опуса, видимо, определяют упоминания Летова и Шнура. Ваааауууууууууууууу! Фигасе! Гузель, Вы в теме! Гузель Нугманова метит в звезды постов ВК? Дизлайк, мадам.
Всем пис, аффтару – «лабутены»!!!


« Ван Гог crew»
Отзыв № 2 по произведению Гузель Нугмановой «Школота».

Что же такое написала Гузель Нугманова? Создалось впечатление, что автор решил ваять в эдакой современной, креативной, супер-пупер продвинутой манере, так сказать, оказаться «на дружеской ноге» с современными старшеклассниками. Ведь опус как раз о них – 15-16летних, о школе и учителях, о временах и нравах…
Современная «авторская» школа в городе N, директор которой – «недобитый романтик» Знаков. Он находится в постоянной борьбе с блатными учениками, блатными родителями, отсутствием финансирования и т.д. Он и его школа – красная тряпка для города. Несмотря ни на что, ему удается воплотить в жизнь свои идеалы. Для учеников и учителей он друг, товарищ, авторитет, третейский судья. К сожалению, таким людям везет только в книгах. В жизни такого не бывает. «Съели» бы дядю наши чиновники от образования.
Современные, одаренные, продвинутые подростки. Не проблемные, развитые, стремящиеся получить образование. В этой школе дети хотят учиться, хотя порой и не выполняют домашнее задание, пропускают уроки, бросают вызовы учителям, бунтуют, влюбляются, курят, ругаются матом. Но у них есть цель! Как бы они себя ни вели, каким бы ни была их жизненная позиция (поверьте, она у них есть!), как бы они не были воспитаны (или не воспитаны) – они хотят получить образование и поступить в ВУЗ. Редкие дети. Редкие в своей среде, прагматичные, но не циничные, непонятные многим учителям. Это дети другого поколения, другого восприятия окружающих, с другими ценностями, со своими ориентирами. Они не школота, не «республика Шкид». И им не нужны взрослые как таковые. Они будут самостоятельно учиться на своих ошибках и, лишь став старше, начнут учиться на чужих.
«- Куда ты хочешь поступать?
- В физтех.
- Но ты же артист, как ты там будешь учиться?
- Там есть КВН, я могу параллельно играть в Камеди.
- Зачем ты хочешь на физтех?
- Это нормальная, надежная профессия, у меня всегда будут деньги и работа»
Характеристики ученикам дает молодая классная руководительница Мария Миронова. Этот такой, эта такая… И понимает она их, и в вк переписывается и задушевные беседы ведет с ними. У нее с учениками взаимная любовь. Но! Эти дети давно переросли молодую училку, которая вроде как общается с ними на их уровне, но «расписывается» в собственном бессилии, отказавшись от классного руководства. Переросли они и идеалиста-директора. Переросли они своих родителей. Почему? Да они уже взрослые, самостоятельные. Не школа их этому научила. Школа, учителя и родители являются только страховкой на жизненном пути этих старшеклассников, потому что все, что им надо они взяли и возьмут сами. Такое уж оно, поколение молодых.
В итоге… «хотели как лучше, а получилось как всегда». Не понятно, что хотела сказать Гузель Нугманова своим произведением. Создается ощущение, что я попала в одну из социальных сетей и читаю разрозненные посты и переписку. Эти надерганные и вырванные из контекста слова, предложения, абзацы, диалоги предстают листами ржавого металлолома. Они сброшены в кучу, навалены кое-как друг на друга. А Гузель с удовольствием подкидывает еще и еще. Нет начала, нет четкой сюжетной линии, нет ярких героев. 12 глав, в конце которых увесистыми кирпичами приляпаны цитаты «авторитетов» - Корчака, Ростана, Крылова, Чехова, Гумилева. Автор неимоверно крут, ведь она еще ориентируется в музыке - БГ, ГрОб, Ленинград. Ее герои любят Ван Гога…
Уважаемая Гузель! Мне ваш школьный постапокалипсис не понравился. Подросткам будет скучно, взрослым – непонятно.

Наталия Андреевна Пилецкая,
главный библиотекарь отдела обслуживания детей до 11 лет


Edited at 2016-10-19 08:11 am (UTC)

Книгуру- -2016 Л. Романовская «Удалить эту запись?»

Книга Ларисы Романовской «Удалить эту запись?» охватывает период в один год, с четырнадцати до пятнадцати лет, и построена в виде дневника героини. Отсюда авторские допущения различных языковых ошибок, неточностей, жаргонных словечек, сокращений слов и словосочетаний в новую, порой непонятную аббревиатуру. И поначалу весь этот «белый словесный шум» дико раздражает, даже в какие-то моменты хочется прекратить всяческое общение с книгой и соответственно с автором. Но упорно продолжаешь читать дальше, и ловишь себя на мысли, что главная героиня меняется, становится другой.
В чем же причина такой смены настроения у читателя?
Есть много критериев оценки того или иного литературного произведения. Назову лишь некоторые. Первый аспект – эмоциональный. Именно наши эмоции начинают бурлить и ходить волнами, потому что начало повести воспринимается как пощечина читательскому вкусу. Но ведь автор с первых строк предупреждает, что это ее личный сумасшедший дом. И это ее дневник. А в дневнике подростка возможны любые сюрпризы. Однако тут же возникает вопрос к автору. Подросток может себе такое позволить, а автор может позволить себе писать неграмотно? Стилизация под язык подростка допустима, если она не нарушает грамматический строй языка произведения. И это уже второй аспект оценки. Вполне допустимо, когда автор использует современные разговорные обороты, такие как: «чувак, сфоткали, комменты, запостила, выхи» и многое другое, что возможно только в разговорной речи, но никак не в письменной. Если этого немного, можно даже похвалить автора, вот молодец какой, использовал разговорный стиль. Но когда этот стиль становится в произведении доминирующим, и весь текст воспринимается не как дневник школьницы четырнадцати лет, а как записки уголовника со стажем, хочется заорать: «Куда мы катимся?» Это же показатель культуры нашего общества. Если в литературе такой стиль становится нормой, а для данного произведения это норма, значит, общество является хронически больным.
И тут возникает третий аспект оценки произведения – эстетический. Чтобы его почувствовать, надо дочитать повесть до конца, увидеть перемену в характере героини. Жизненные коллизии, такие как смерть собаки, предательство и расставание с лучшей подругой, закаляют характер девочки. А постоянные занятия английским, и это проходит в повести красной строкой, дают свой результат. Героиня успешно сдает ГИА и переходит в десятый класс. Меняется не только характер героини, меняется стиль автора, исчезают из речи (из дневника) жаргонные выражения, речь становится более пластичной и точной. Вместо коротких односложных предложений с сокращениями слов мы видим целые абзацы осмысленного текста. Эмоциональный строй мыслей героини тоже меняется. Уходит ненависть, ей на смену приходит понимание своего места в жизни.
Текст рекомендован читателям старше тринадцати лет. Можно ли это чтиво давать в руки сегодняшним подросткам? Или наоборот, надо давать, чтобы они могли ориентироваться в сегодняшней жизни и были готовы к жизненным испытаниям? Очень спорный вопрос. И нет однозначного ответа.
Евгений Аркадьевич Шестов, сотрудник медиацентра «Искусство»


Edited at 2016-10-19 08:12 am (UTC)

Жаклин Келли «Эволюция Кэлпурнии Тейт»

Американский Юг. Город Техас, 1899 год. Большая семья, в которой из семерых детей только одна девочка – Кэлпурния, или, как ее называли домашние, Кэлли.
Непросто было быть девочкой на рубеже веков, когда с юных лет девочек готовили к «профессии» жены, матери, хозяйки. Тем более, такой, как Кэлли. Она любознательная и здравомыслящая любительница всего живого, обожает исследовать и наблюдать. А ей приходится не только тарабанить положенные упражнения на пианино, но и вязать носки, и плести кружева, да еще и в конкурсе с ними участвовать, и учиться готовить. Но это все не для нее!
Эта очаровательная 11-летняя девочка жаждет заниматься наукой и учиться в университете! Она держит гнездышко колибри на тумбочке у своей постели, а в стеклянной банке выращивает гусеницу по имени Пити, кормит ее листьями и ждет появления бабочки.
И только один человек в семье понимает и разделяет увлечение Кэлли – ее дедушка. Именно в нем она обретает мудрого наставника и верного друга, в то время как родители осуждают её увлечение наукой. А Келли стала единственной, кому дедушка смог открыться, так как все остальные его боялись, считая злым и строгим. На самом же деле, он просто слишком увлечен наукой, слишком погружен в себя и свои интересы, так что окружающий мир его просто не интересует. Да, собственно, и его увлечения никто в семье не замечает. Но когда появляется Кэлли в его жизни, он раскрывается, становится добрым, участливым и проницательным. Именно друг в друге они находят родственные души, и дни напролет проводят вместе, исследуя окружающий мир. Хорошо, когда есть такой родственник, который откроет тебе секреты мироздания, поведет к реке и в лес, покажет гнездышко колибри, даст в руки запретную книгу Дарвина «О происхождении видов».
В книге происходит много знаковых в истории прогресса событий: появление первых телефонов, автомобиля, новомодной Кока-Колы и почти джазового регтайма. В каждом доме на семейных фотографиях все сидят в одних и тех же креслах – на весь город единственный фотограф.
Одним словом – замечательная, милая, теплая, уютная, приятная книга, которую хочется читать и перечитывать бесконечное количество раз!
Для любителей добрых и хороших книг!

Анна Викторовна Сайченкова, зав. отделом
информационно-библиографического обслуживания и каталогизации

Книгуру- 2016 Е. Овчинникова. Рассказы

От Коровы до Эммануэль
Повествование ведется от лица девочки Жени. Она вспоминает свое детство, которое совпало со знаменитыми «лихими 90-ми» в независимой России. Для тех, кто жил в это время в нашей стране, события и атмосфера тех лет очень понятны. А вот для нынешнего молодого поколения (13+) - едва ли, несмотря на то, что автор очень доступно и с юмором описывает происходившее: «…Денег ни у кого не было, и предприятия выдавали зарплату тем, что производили. По тому, что стояло в прихожках, накрытое для приличия тряпицей, можно было определить, где работали родители одноклассников. С большой осторожностью мы обходили груды фарфоровых чашек и тарелок. Свернутые рулоны пестрого ситца можно было не бояться уронить. С автосифонами и вафельницами тоже можно было не церемониться.
Труднее всего приходилось работникам мебельной фабрики – в месяц им полагался один сервант, а больше одного не помещалось в узкие проходы хрущевок. Но если серванты можно было подарить или продать за копейки, то совершенно непонятно было, куда девать охапки нефтеморозостойких рукавиц.
Когда все набрали зарплату продукцией так, что продукция больше не влезала ни в прихожки, ни на балкон, предприятия обратились к древнейшему натуробмену. Теперь на фарфорке получали рукавицы и детские кроватки. Фарфорка мстила и отправляла в ответ обеденные наборы на шесть персон. Неунывающий КДА слал свои тазы в драмтеатр. В ответ из драмтеатра летели изящные, как серпантин, ленты билетов на серой бумаге. Они крепко обвивали башни из тазов».
Таких, подчас курьезных, воспоминаний много у каждого поколения, каждый в свое время переживает свои личные яркие этапы взросления. У каждого свои истории самого крутого кино – «Эммануэль» своего времени. Это пора прозвищ, новых знакомств, восторгов и разочарований… Всю эту автобиографическую цепь событий автор пытается пропустить через свое видение и иронически, но по-доброму проанализировать. Однако послевкусие остается невеселое. Мне почему-то кажется, так ностальгировать захочется не всем.
Наталья Викторовна Ковлягина,
главный библиотекарь сектора досугового чтения и общения «Позитив»

Книгуру - 2016 Н. Марзан «Старые да малые. Сборник сказок

Никита Марзан - псевдоним Никиты Кузнецова, отца писательницы Юлии Кузнецовой. Его сборник сказок и историй «Старые да малые», предназначенный для детей младшего школьного возраста, нельзя читать без улыбки.
В них проявился особый дар автора подмечать веселое в жизни людей старшего возраста и малышей.
Открывается сборник короткими сказками о происшествиях, которые случаются с дедом и бабой. В них раскрываются качества характеров героев, приобретенных ими еще в детстве, ощутима любовь автора к своим персонажам. «Как дитя малое», - думает дед о бабке, а сам такой же ребенок, как она. Они, действительно, как дети обижаются друг на друга, хитрят, хвастают, устраивают друг другу сюрпризы, играют в снежки. Как тут не вспомнить пословицу «Что стар, что мал». Подшучивая друг над другом, они, тем не менее, проявляют заботу друг о друге: дед не разрешает кукушке ускорить наступление утра, жалеет бабку, хочет, чтобы она выспалась, бабка жалеет деда, беспокоится, как бы он не замерз и не устал, пока ищет постояльца в избу.
Тонко чувствуя пожилых людей, Марзан сумел в самом обыденном увидеть веселое и смешное. Я думаю, что о приключениях деда и бабы вместе с детьми с удовольствием прочитают и взрослые, напомнив им какие-то похожие ситуации из собственной жизни.
С таким же удовольствием прочитают взрослые вместе с детьми истории про Женюрку. Кто из нас не мечтал начать с понедельника новую жизнь? Но благими намерениями сыт не будешь, у многих «воз и ныне там», в точности, как у мальчика Женюрки, пытающегося стать ответственным, чтобы получить от родителей желаемое-аквариум с рыбками.
Все забавные истории, происходящие с Женюркой, очень узнаваемы. Многие ребята могут увидеть в нем себя будто со стороны: и в выборе спортивного кружка не по потребности, а по желанию родителей, и в собирании для похода рюкзака со многими ненужными вещами. Сразу возникает ассоциация со стихотворением Эдуарда Успенского «Рыболов», который взял на рыбалку две тысячи ненужных вещей.
Веселые и забавные сказки и истории Никиты Марзана, заставляя нас улыбаться, делают добрее и терпимее друг к другу. Рекомендую!


Людмила Александровна Марчева,
библиотекарь отдела обслуживания детей до 11 лет

Книгуру-2016 Л. Романовская «Удалить эту запись?»

100 дней жизни Веры П.
Лариса Романовская решительно подходит к героине – девчонке переходного возраста и пишет вместе с ней дневник счастья и несчастья, а, в общем, – взросления юного создания. Сразу воздам похвалу автору и за возраст героев, и за форму произведения, и за отчетливо обозначенное время действия. И за то, что читается легко. В небольшом по объему произведении славно переплетаются самые важные темы
Тема интернета в жизни подростка. В данном случае, нет рассуждений о вреде зависания в сети. Напротив, участие «за компанию» в дневниковом флэш-мобе помогает девочке разобраться в себе, записать (кстати, основательно редактируя свои записи перед публикацией) события, эмоции, мысли. А через 100 дней – всего через 100 дней такого наблюдения и размышлений перечитать свой детский блог и сказать: «Если бы я с собой прошлой встретилась, я бы подумала «Какая эта Вера дура». А она бы, наверное, подумала «И чего эта Вера так выделывается и умную из себя строит». А вслух бы мы, наверное, говорили «Не могу поверить что я — это ты!».» Отмечу одно очень правильное наблюдение, полезное для жизни: «И буквами какие-то вещи писать легче.» Реальный эффект интернет-общения – приобретение навыка письменно излагать мысли, предварительно систематизируя их, выстраивая в предложения. Не сразу получается, между прочим, и не у всех.
Тема жизни и смерти, в том числе суицида. Что и говорить, тема актуальная. Хорошо, что героиня здесь размышляет языком и образами, близкими к пониманию ровесниками. Мальчик из соседней школы, ещё какая-то девочка добровольно ушли из жизни, и глупо это. А сама Вера едва не погибла под рухнувшим деревом. Верный пёс Максик вовремя рванул поводок, может, и ненароком, а спас хозяйку. А может, знал, что спасать надо – животные ведь особым чувством опасности обладают…

Книгуру-2016 Л. Романовская «Удалить эту запись?»

Тема любви. Ах, как волнует она детей! Как надо им быть любимыми, и желательно – самыми любимыми. Хорошо, когда мама вселяет такую уверенность. Девочке Вере повезло – в маминой любви она уверена безусловно. А бывают и другие ситуации. Как в случае с подружкой Л., которая вместе с мамой скрывала факты домашнего насилия. И у мамы девочки Веры в своё время непросто с любовью было: и родительской любви не хватило, и мужской. Благо, учительница мудрая, педагог, каких один на тысячу, а то и реже, рядом оказалась. Разумеется, мальчики… В них влюбляются. Не факт, что раз и навсегда. А сколько эмоций!
Тема школы, учителей и учеников. О, эта страшная мучительница-учительница ВМ! Сколько проклятий, гневных пожеланий всех несчастий на её голову! Заставлять учить нелюбимый английский! Постоянно преследовать бедную Веру, контролируя её знания! Есть ведь другие учителя, которые совсем не мучают своих учеников, всё равно им, они добрые. Да? В этом как раз доброта заключается?
Тема доброты, милосердия. И эта тема слышна ярко и многозвучно. Больная собака, старики в подшефном доме престарелых, попытка героини разобраться в истоках чувств. Можно просто быть доброй девочкой, а можно сознательно делать добро. А может так получиться, что добрая девочка станет причиной зла? А вдруг и правда, что мысли материализуются? И вот уже у ненавистной англичанки умирает мать, да и сама она со сломанной рукой. Вера этого хотела? Страшно теперь?
Тема девичьей дружбы. Подруги появляются и исчезают. Отношения не вечны, а вот память – наверное, навсегда. И можно мысленно желать всего хорошего своим подружкам, вдруг мысли материализуются?
Тема экономического кризиса. Не знаю, поймет ли читатель-подросток по списку продуктов, что качество жизни семьи ухудшается, но писатель и по-другому умело показывает отношение к деньгам и вещам разных детей и разных людей. Ужасно и даже убийственно в прямом смысле может быть стремление к обладанию вещами. Наша героиня Вера умеет усмирять желания, и правильно делает. В нужный момент важные вещи всё-таки появляются, прорастая из родительской заботы. С этой темой можно работать в школе и библиотеке, и книга Л. Романовской – в помощь.
Тема взросления. Когда начинается переходный возраст? Когда заканчивается? Чем знаменуется? Да у всех по-разному. Но есть и общее – и это общее, а значит, близкое юному читателю, есть в этой книге. Поэтому – в добрый путь, новая книга. Пусть тебя прочитают тинейджеры и их родители, и даже учителя. Полезно будет всем. Рекомендую.

Нина Валентиновна Угланова,
зав.редакционно-издательским отделом

Книгуру- 2016 Е .Владимирова «Я тебя никогда не прощу»

Никогда не говори «никогда»
Елена Владимирова, несомненно, мастер слова. И знаток подростковых душ. А ещё она не боится разрушать стереотипы. Повесть «Я тебя никогда не прощу» – тому пример. Вот несколько цитат:
«Любовь питекантропа – что может быть трогательнее?»
«Когда любимый в центре твоей вселенной, любовь окрыляет. Но если он пытается заменить вселенную собой, любви не хватает воздуха.»
«И вообще добрых не бывает! Все добрые до тех пор, пока у них что-нибудь не отберут!»
«Я больший оптимист, чем ты. Я верю, что в людях есть добро.»
«Говорят, что шантаж – это мерзко, подло, гнусно, непорядочно, низко. Разумеется это придумали те, кого шантажировали. А когда ты сам в роли того, кто владеет информацией… Когда перед тобой склоняется этакая груда мышц, и в глазах бегает растерянность и беспомощность… О, это непередаваемо!»
«– А искусство вообще ничему не учит. Оно только восполняет пробелы. Компенсирует то, чего не хватает в жизни человеку. Или человечеству.»
«Для художника нет запретных тем. Но это не значит, что все они достойны восхищения.»
«Мне стало пусто и тоскливо, но не оттого, что я не вижу света, а оттого, что я ноль, пустышка, мёртвая ячейка в тетрисе мироздания…»
«– А то что? – нагло спросил я, держа трубку на отлёте.
Самый жёсткий финал – он меня грохнет со злости прямо здесь, в машине. И сядет пожизненно. Такой вариант меня вполне устраивал.»
Есть и ещё, настоящие зёрна мудрости.
Сюжет повести хороший, актуальный, есть и детективная завязка – гарантия читательского интереса.

Книгуру-2016. Е. Владимирова "Я тебя никогда не прощу"

Главная мысль, идея улавливается с трудом. Сейчас угадаю: это повесть про хорошего мальчика из неблагополучной семьи, которого жизнь привела на грань самоубийства. И хорошо, что его успели спасти. И мы должны оптимистично верить, что всё у него теперь получится. Может быть, даже дядя Фёдор перезагрузится, включив мозги, и превратится из хитроумного мерзавца в хорошего человека. Симпатичный мальчик Тимофей несмотря ни на что верит в добро. И цель у него определилась, и план на жизнь (после попытки суицида) есть – хороший, добротный, реалистичный план. И хочется верить, что и планы, и мечты его свершатся. Ведь рядом – любящая душа, верный друг девочка Леся.
Но есть и слабые места – обрывочность, незавершенность и надуманность. При таком раскладе персонажей мне не верится в оптимистичные надежды на позитивные перемены. Все здесь по-своему неприятны. Есть и непродуманность ситуаций.
Писатель смело излагает свою версию формирования бюджета общеобразовательной школы. Если такое может быть – о, боже! – коррупция стала нормой нашей жизни, и учителя там же…
Директор школы (лицо, ответственное за финансы) вообще отсутствует. Присутствуют завуч и секретарша (нынче в школах у завучей секретарши есть?). Почему-то у завуча оказалась банковская карта с двумя миллионами благотворительной помощи, и почему-то «леди Сталь» назначила ответственным за хранение не себя, не бухгалтера, а девчонку-секретаршу. Та «нашла» место хранения не в сейфе, не в закрытом на ключ ящике стола, а на декоративной тарелочке, висящей на стене. Глупо? Да, чрезмерно.
Фёдор – крутой бизнесмен, подставляющий многодетного брата Петра под тюрьму. На нищего брата, и так неблагополучного, уже условно осужденного, оформлена карточка с двумя млн благотворительных денег. Зачем, почему так? Опять глупо как-то. Фёдор в семье брата – как скорая помощь (детям реально помогает) и как домоклов меч. Образ Фёдора не раскрыт, а ведь он – важный персонаж повести. Это его никогда не простит умница-красавица Полина, это к нему обращено название повести. А может, ещё и к сыщику-студенту, которого не простит секретарша Инна. Ибо глуп и чёрств будущий сыщик.
Недостаточно прописана среда обитания персонажей повести. Нет атмосферы города, отсутствуют даже намеки на семьи Леси и Арсения. Очень скупы литературные приемы. Повествованию не хватает красок, ароматов, света. Раскрытие сюжета через рассказы (похоже на интервью) – прием не новый, наверное, даже модный. Но эта мозаика плохо складывается в единую картину.
Несмотря на отмеченные недоработки, писательница создала живые, правдоподобные образы, позволила заглянуть в туман подросткового мира и обратила наше внимание на непростое мировоззрение современных ребят на пороге юношества.
Смогут ли в тексте самостоятельно разобраться подростки? Не знаю. Дождемся их отзывов. Я (как редактор) советую повесть доработать.

Нина Валентиновна Угланова,
зав. редакционно-издательским отделом

Книгуру – 2016 Евгения Овчинникова «Рассказы»

Перестроечное детство
Дети не выбирают ни времена, ни страны. Детство состоится в любом случае, и будет оно непременно и солнечным, и с приключениями, с друзьями, увлечениями, ну и, разумеется, в школе. Рассказы Евгении Овчинниковой о детстве в Кокчетаве (Северный Казахстан) взрослым читателем будут прочитаны на одном дыхании. Я читала и вспоминала: а у нас, в Нижнем Новгороде, всё-таки не так гротескно Перестройка проходила. На рынке мы встречали людей, съехавшихся отовсюду для реализации зарплаты, выданной товаром, но вот квартиры, заполненные этой «зарплатой-продукцией» увидеть не пришлось. А ведь это было! Местный колорит перестроечных времен передан мастерски. И не испорченные потоками интернет-информации дети, занятые с утра до вечера полезными и ответственными занятиями, которым некогда собраться на желанное и запретное мероприятие – были такие дети. Были, конечно, и другие в то же время. Но здесь, в рассказах, девочка из благополучной семьи, из хорошей школы (браво, гимназия, в которой нет мест, где можно покурить). Великое переселение народов тоже отражено в этих рассказах. И обострившиеся вдруг межнациональные отношения. И великий дачный период с огородами и стройками. А детство идёт своим чередом и переходит в отрочество. Когда хочется сесть не рядом с родителями, а отдельно.
Евгеня Овчинникова продолжила традицию российской литературы и пополнила жанровую копилку «рассказы о детях». Возможно, что эти замечательные рассказы не станут бестселлером для современного юного читателя, которому фэнтези ближе к мозгу. Но теплится надежда, что эта реалистическая проза найдет своих читателей-подростков, которые вдруг захотят узнать о детстве своих родителей. Было бы правильно, если бы «Рассказы» Евгении Овчинниковой вошли в круг обязательного чтения для подростков. Узнать о временах детства своих родителей даже полезней, чем о временах «Детства Тёмы» Гарина-Михайловского. Желаю книжке успеха и хорошего художника-иллюстратора.

Нина Валентиновна Угланова,
зав. редакционно-издательским отделом

Лучано Мальмузи «Неандертальский мальчик в школе и до

Приключения маленьких неандертальцев в ледниковый период
Хотите познакомится с Бууу, Умником, Угольком, Неандерталочкой, Берёзкой, Моржом, Блошкой?
А может, вы отправитесь на знаменитое практическое занятие дедушки Пузана: «Воспитание должно основываться на жизненном опыте. Вот почему мы сегодня не взяли с собой еды. Пообедаем тем, что принесёт нам охота, а девочки освежуют добычу. Сталкиваться с жестокой реальностью. Привыкать самим решать все проблемы. Стать независимым. Вот цели, которые ставит перед учениками моя школа. А теперь вперёд, иначе примерзнем к месту!»
Но примерзать, а тем более скучать и грустить нам не придется. Ведь мы попали в книгу итальянского писателя Лучано Мальмузи «Неандертальский мальчик в школе и дома». Бууу – это и есть неандертальский мальчик, который ходит в школу дедушки Пузана, попадает в забавные истории, то есть живет полной «мальчишеской» жизнью. И не важно, живет он в вашем дворе или в холодной пещере. Главное, дети и взрослые узнают себя в этой книге.
Вы погрузитесь в экзотический, но легко узнаваемый мир детей – школьников. Родителей порадует, что в этом мире нет ни телефонов, ни прочих гаджетов. А детям придутся по вкусу смешные и озорные рисунки дяди Коли Воронцова – иллюстратора многих именитых детских писателей. Перевод с итальянского языка Анастасии Миролюбовой стал прекрасным проводником в «неандертальский» мир Мальмузи.

Наталья Викторовна Морозкина,
зав. отделом обслуживания детей до 11 лет